m_pavluchenko (m_pavluchenko) wrote,
m_pavluchenko
m_pavluchenko

Categories:

Ещё раз на тему индустриализации

В последнее время неоднократно приходилось спорить по поводу популярных ныне призывов к "новой индустриализации" и тому подобному. Ранее я уже писал на эту тему, указывая на проблемы с которыми будет сопряжена подобная политика. Однако, в прежнем тексте говорилось об объективных препятствиях, но не говорилось что же делать, и могло появиться впечатление, будто меня вполне устраивает сложившаяся в нашей стране модель экономики. Потому решил кратко изложить своё мнение на сей счёт.

Разумеется то что мы имеем никак меня не впечатляет. Наша монокультурно-рентная модель не то чтобы "абсолютное зло", как склонны считать некоторые, в конце концов именно такая модель позволяет неплохо жить Норвегии, Канаде, Австралии, Саудовской Аравии, Катару и ОАЭ. Однако нашу страну сделать богатой она не в состоянии, так же как Бразилию, Индонезию, ЮАР и Нигерию. Причина проста - слишком много населения. Если поделить экспортные доходы на численность жителей, то мы окажемся аккурат посередине между Норвегией и Нигерией, что в точности отражает наш уровень жизни. И изменить ситуацию в рамках сырьевой экономики невозможно, если бы мы, допустим, попробовали нарастить свои доходы отправляя на рынок больше сырья, то учитывая не малый масштаб нашего экспорта, это отрицательно сказалось бы на ценах, особенно в условия нынешней не благоприятной экономической конъюнктуры. К тому же не стоит забывать о характерной для добычи сырья "убывающей отдаче", когда освоение всё более труднодоступных месторождений приводит к увеличению себестоимости каждой следующей единицы продукции.

Где же выход? Полагаю он всё же есть.



Для начала нам стоило бы "довести до ума" хотя бы те отрасли которые ещё имеются. Углубить в них разделение труда, внедрить производственную и сбытовую кооперацию, открыв тем самым путь техническому перевооружению, а значит и повышению производительность труда. Оптимизировать систему расселения, чтобы нивелировать (на сколько возможно) наши традиционные проблемы с низкой плотностью населения, дорогой логистикой и суровым климатом.

Давно известен следующий эффект - в городах, где свыше миллиона жителей 70% рабочих мест создаёт сам город (в неторгуемых секторах таких как жкх, строительство, торговля, услуги и т.д.). Кроме того крупный город - это огромный рынок сбыта, который "оживляет" сельскую местность вокруг себя, покупая её продукцию. Наконец, развитие подобных городов и инфраструктуры их соединяющей, позволит внедрить новые технологий в строительстве, жкх, энергетике и транспорте, что серьёзно снизит издержки связанные с природно-климатическими факторами, а также время и стоимость сухопутных перевозок. Когда в процессе возникнет нужда в осуществлении индустриальных проектов, то это нужно делать, но цель не индустриализация как таковая, а преодоление экономической стагнации и как следствие улучшение жизни населения.

Ещё одно направление развития - это структурная перестройка имеющихся отраслей. Например, японцы в 1950-е оценили, что минимальный эффективные объём производства сталелитейного завода 2 млн. тонн в год, в то время как средняя мощность такого предприятия в Японии на тот момент была 500 тыс. тонн. В то же время, в США металлургический завод выплавлял в среднем 2,5 млн. тонн, в результате американская сталь обходилась дешевле. Далее японцы избавились от морально устаревших предприятий параллельно построив новые заводы, превосходящие по объёмам производства минимальный эффективный объём (МЭО) своего времени. В 1970-е они повторили тот же фокус, тогда МЭО был уже 4 млн. тонн, они опять ликвидировали большую часть старых заводов и ввели в строй десяток новых комбинатов мощностью 9 млн. тонн каждый, получив самую дешёвую сталь в мире, а заодно самую высокую производительность труда в отрасли и практически вытеснив с рынка американцев.

Тоже делалось в других отраслях. В автомобилестроении при МЭО (того времени) 400 тыс. автомобилей в год (конечная сборка), они построили заводы мощностью по 800 тыс. авто. В производстве двигателей при МЭО 1 млн., они строили предприятия превосходившие этот уровень. Нечто подобное необходимо предпринять и нам.

Теперь подробнее разберём тезис о углублении разделения труда. Ранее я постил вот эту https://m-pavluchenko.livejournal.com/106711.html передачу Калашникова. Там спикер справедливо заявлял, что для внедрения современного обрабатывающего центра (который заменяет 15 разных станков) ему нужно 2 млн. евро (возможно цифра условна), а чтобы отбить такую себестоимость нужно изготовить 6 млн. деталей, в то время как его предприятию столько не требуется. Следовательно для него такое оборудование не рентабельно, а рентабельно использовать 15 старых станков.

При этом он упомянул, что тот технологический цикл, который у него собран на одном заводе, в Европе распределён между десятками хозяйствующих субъектов. Другими словами, на западе вокруг того же обрабатывающего центра существует специализированное предприятие, которое изготавливает и поставляет детали сразу нескольким производителям и потому окупается. Собственно так разделение труда (в виде создания специализированных производств) и открывает путь технологическому обновлению, повышая производительности труда. Этого и нужно добиваться, выделяя дублирующиеся направления на разных предприятиях в специализированные производства.

Если таким способом повысим производительность труда в промышленности и других отраслях, то они смогут выживать на мировом рынке не требуя постоянных дотаций со стороны общества. Однако, произойти подобные перемены могут только под руководством государства.
Tags: мнение, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments