m_pavluchenko (m_pavluchenko) wrote,
m_pavluchenko
m_pavluchenko

Categories:

Юрий Крупнов как новый Ричард Флорида

Идут славянофилы и нигилисты;
У тех и у других ногти не чисты.

Ибо если они не сходятся в теории вероятности,
То сходятся в неопрятности.


Вот уже и либералы в лице Навального начали нам рассказывать сказки про доминирование частных домов в "прекрасной России будущего" как они говорят. Частный дом конечно хорошо, только вот "где деньги Зин", чтобы завести и содержать всё это счастье. В иллюзиях на данную тему теперь сошлись "патриоты" и "западники". Только одни видят в частном доме возвращение к мифической деревенской пасторали, а вторые воплощение хипстерских иллюзий о будущем. Ниже хороший текст Александра Шурыгина с разбором вопроса.


Рецензия на сборник статей «Дом. Частное жилье и частная жизнь в современной России».

Автор: Александр Шарыгин

Тематика расселения и пространственного развития выходит на передний край общественных дискуссий. Одним из знаков роста популярности темы, а также возникшего интереса к ней со стороны либерально-хипстерского сообщества, является выход на сайте Inliberty сборника текстов под общим названием «Дом. Частное жилье и частная жизнь в современной России». Первым номером в сборнике идет своего рода Послание «Президента Прекрасной России Будущего» А.А. Навального, в котором провозглашается основная идеология публикации: «Россия должна изменить формат своей повседневной жизни и сделать цивилизационный выбор в пользу малоэтажной застройки». Похоже, вместо ушедшего с пьедестала идеолога креативного класса Ричарда Флориды с его комфортной городской средой, у прогрессивной публики появился новый кумир. Это известный публицист, пропагандист «размосквичивания» Юрий Васильевич Крупнов. Правда, его имя почему-то не упомянуто в сборнике. Видимо, у Юрия Васильевича, в отличие от Ричарда Флориды, плоховато с пиаром. Но мы исправим это недоработку.

Именно Юрий Крупнов вот уже 15 лет (а может и больше) проповедует идею о том, что россияне должны расселиться из больших городов, обзавестись индивидуальными домами и личными самолетами, обживая широкое пространство нашей страны. В противном случае сбудутся мечты Маргарет Тэтчер и Мадлен Олбрайт, в России будут жить 15 млн человек, и страна лишится природных богатств Сибири. Что касается темы индивидуального домостроения, то еще в 2003 году Ю.В. Крупнов выпустил целую книгу с названием «Дом в России. Национальная идея», в которой задолго до А.А. Навального и других изложил идеи, предельно сходные с теми, что звучат в сборнике на сайте Inliberty.

К идеям Крупнова можно было относится как к благодушным пожеланиям патриота-консвератора, но рост их популярности в креативно-хипстерской среде свидетельствует о том, что имеет смысл разобрать подробно плюсы и минусы данной концепции. В нашем случае, разумеется, с позиции Неокономики.

Сама по себе идея малоэтажного строительства и борьбы с 25-30-этажными муравейниками (или, как любит выражаться наш коллега А. Виноградов, «тигрятниками») как доминирующим типом жилища – правильная. Безусловно, ничем, кроме жадности девелоперов и всеядности потребителей, доминирование «тигрятников-муравейников» объяснить невозможно. Одной из ключевых проблем нашей жилищной сферы является тот факт, что у нас при переходе к рынку сохранилось доминирование по сути советской квартиры как основного предложения на рынке жилья (то, что А.В. Боков называет «Новое старое жилье»). То обстоятельство, что квартира в МКД как объект собственности представляет собой непонятно что, поскольку не привязана к земле, обсуждено уже многократно со всех сторон, поэтому аргумент о том, что только индивидуальное домовладение способно создать подлинный класс собственников, звучит достаточно доходчиво и убедительно. Поэтому общий пафос авторов сборника статей в целом справедлив.

Вместе с тем, этому вполне оправданному взгляду сопутствует ряд глубочайших заблуждений.

Первое и самое главное из них связано с тем, что сторонники дезурбанизации считают, что новые технологии связи дают возможность для удаленной работы, а это, в свою очередь, опровергает «устаревшие» экономические модели, вроде Новой экономической географии и других «агломерационных» теорий». Как полагают дезурбанисты, человек, вооруженный компьютером с интернетом, может жить посреди тайги и быть столь же успешным и обеспеченным как житель мегаполиса. Подобные разговоры звучат уже не первый десяток лет, а воз и ныне там. Можно списать все на инертность систем расселения, сказав, что просто не все, кому доступна удаленная работа, осознали выигрышность своего положения и только поэтому теснятся в мегаполисах, вместо того, чтобы уехать жить в условную Вологодскую область.

На самом деле есть и другие причины. Во-первых, это доступность и разнообразие товаров и услуг. Если вы зарабатываете большие (да и необязательно большие) деньги, у вас должно быть место, где их можно потратить. И причем не одно, а много разных мест. Только высокая концентрация населения дает возможность создавать не сельские гастрономы с хлебом, солью и спичками, а полноценные форматы торговли и, самое главное, обслуживающую их инфраструктуру. Во-вторых, несмотря на телефоны и скайпы, у образованного человека должна быть возможность поддерживать личные связи со своими коллегами, посещать профессиональные форумы и конгрессы, а также с минимальными транспортными расходами перемещаться по миру. Процитирую американского экономиста Эдварда Глейзера, написавшего в своей книге «Триумф города» о Кремниевой долине и Бангалоре, ключевых мировых центрах IT-индустрии: «хотя компании в этой отрасли и могли бы работать удаленно, они стали наиболее яркими примерами преимуществ географической концентрации. Инженеры и изобратетали, которые легко могли бы связываться электронно, платят за чуть ли не самую дорогую в Америке недвижимость, чтобы иметь возможность встречаться друг с другом лично».



Таким образом, принципиального изменения условий функционирования экономических моделей с появлением скоростного интернета не произошло. Людям по-прежнему нужны города, а концентрация дает больше выгод, чем отъезд в глушь.

Второе заблуждение также распространено по большей части именно среди «креативных» товарищей. Его можно назвать словом «мышкинизм», но только отсыл здесь не к Ф.М. Достоевскому, а к В.Л. Глазычеву. Суть состоит в том, что культура и туризм способны оживить вымирающие поселения, хрестоматийным примером чего является город Мышкин, практику которого стоит распространить на как можно большее число малых городов и сельских территорий. Тот факт, что успех города Мышкина связан не только с креативом создателей тамошнего музея мыши, но и с расположением его на пути речных круизов по Волге, одним из немногих живых туристических направлений в России, предпочитают игнорировать. Считается, что стоит завести в городе фестиваль для хипстеров, и жизнь заколосится.

В сборнике статей, ставшим поводом для данной статьи, приводится пример города Териберки Мурманской области, ставшего натурой для съемок фильма «Левиафан». В этом городе проводится как раз некий ежегодных фестиваль на 700 туристов, что по мнению автора статьи из сборника является свидетельством новой жизни умиравшего прежде города. В тексте дана ссылка на материал о фестивале, в котором размещена фотография действа:

Можно было бы написать подробный комментарий, но думаю все и так видно невооруженным глазом.

Третье заблуждение связано с принципиальным непониманием экономики России именно в понятии разделение труда. Для начала процитирую «Президента Прекрасной России Будущего» Алексея Навального.«У человека, живущего в доме, иначе устроено потребление: это и удовольствие, и благо для экономики. Человек живет в доме, у него есть сарай, гараж, погреб, мастерская. Он купил себе газонокосилку, устроил спортивную площадку и приобрел садового гнома. У него в принципе больше вещей в обиходе, чем в маленькой городской квартире».

Разумеется, это сущая правда. Петр Щедровицкий в своих лекциях любит приводить пример «кухонного спора» Хрущева и Никсона, где как раз этот момент и был предметом диалога двух политиков. Никсон говорил Хрущеву, что строя малогабаритное жилье СССР закрывает для себя появление целых индустрий производства бытовой техники, мебели и прочих радостей жизни. Это было 60 лет назад. Сейчас появление индивидуальных домов, безусловно, дает возможность разместить и велосипеды, и газонокосилки, и посудомоечные машины… Но только импортного производства. Дальше продолжать эту мысль я не стану.

Можно было бы наскрести еще много довольно показательных примеров того, как либерально-прогрессивная общественность плодит благодушные идеи, прежде свойственные квасным патриотам. Но общий смысл, я думаю, уже понятен. В сегодняшних российских реалиях индивидуальное жилищное строительство так или иначе связано с урбанизацией и развитием пригородов. Также, в условиях рентной экономики, оно ограничивается платежеспособностью населения, и не может быть драйвером роста национальной экономики. Наоборот, подобные пожелания, как, например, горячо любимая упомянутым в начале Ю.В. Крупновым, а теперь и прогрессивной общественностью, программа «Дальневосточный гектар», скорее подстегнут архаизацию общества и скатывание к натуральному хозяйству.

О том же, как надо делать, чтобы было хорошо, поговорим в следующий раз.
Tags: неокономика, система расселения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments