April 8th, 2021

Про красно-коричневых

В 1990-е либералы наклеивали ярлык "красно-коричневых" на лево-патриотов, якобы сочетавших коммунистическую и националистическую идеологию. В действительности коммунисты 1990-х в большинстве не были коммунистами в том смысле, в котором этот термин понимался в начале 20 века. Они скорей были консерваторами, стремящимися сохранить советское наследие, этатистами, рассчитывающими что сильное государство защитит их от превратностей рынка, а также державниками, мечтавшими возродить империю. Рассуждения про "интернационализм", "освобождение труда" или самоуправляемые коммуны, если и употреблялись ими, то лишь как часть традиционных идеологических заклинаний, драпирующих привязанность к прошлому и страх перед переменами. С одной стороны лево-патриоты оставались советскими людьми, с другой стороны они были травмированы распадом социума который их породил, и вели себя нетипичным образом. Более всего они мечтали отменить принявшие, как казалось, катастрофический характер события и покарать виновных за всё свершившееся. В этом плане особенно занятен их "сталинизм", хорошо его суть выразил Михаил Елизаров:

Все херово, поменялось всё местами - на,
Откровенно не хватает людям Сталина.
И недаром в каждом доме и подъезде
Все мечтают о реванше и возмездии...


Антисталинисты всех мастей, от либералов до националистов, недоумевали, как можно воспевать тирана? Они думали будто неосталинисты из числа лево-патриотов просто чего-то не знают про сталинское время, а если знают и всё равно почитают, значит они дурные, аморальные люди. На самом деле неосталинизм это не про того Сталина который был, это про мечту о мести за поражения и унижения последних 30 лет.

В нулевые, где-то после 2003 года и до 2013, я и сам был красно-коричневым. В основном меня увлекал национализм, но и к советскому прошлому я относился положительно, хотя признавал отдельные ошибки и недостатки. Мы, а в своём поколении я нашёл не мало единомышленников, не хотели возрождать СССР каким он был, скорей мечтали о возвращения Украины, Белоруссии и северного Казахстана. Мы не стремились к ликвидации частной собственности как таковой, скорей говорили о усилении роли государства в экономике и желали избавиться от нахватавших собственности в 1990-е и нулевые Усмановых, Ротенбергов и прочих подобных. В целом книга Прилепина "Санькя" соответствовала моему настроению тех лет. За такую революцию мы хотели бороться в 2011-2012 годах, но не срослось.

Парадоксальным образом в прошедшие 10 лет часть идей, которые мы тогда исповедовали, воплотилась. Настоящей русской ирреденты не произошло, но вернулся Крым и худо-бедно существует ЛДНР. Не было новой индустриализации, но обновили ВПК и контрсанкции способствовали устойчивому росту в сельском хозяйстве. Националисты как политическая сила, пусть и маргинальная, были закатаны в асфальт, но патриотический угар, вместе с антиамериканизмом, антизападничеством, антилиберализмом стал мейнстримом. Воплотилось, однако, слишком мало, не то и без нас. Идеи оказались дискредитированы режимом, который использовал их, чтобы сохранить те свинцовые мерзости, что раздражали нас 10 лет назад.
Collapse )