Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Умер Григорьев

Только что узнал о смерти Олега Вадимовича Григорьева. Мы были знакомы 6 лет. Общение с этим человеком перевернуло моё мировоззрение в своё время, заставив многое переосмыслить. Он был лучшим современным российским и одним из лучших мировых экономистов. Как работник издательства я мечтал когда-нибудь издать его новые книги. Хотел ещё многому у него научиться. Да видно не судьба. Надеюсь его интеллектуальное наследие не пропадёт. Вечная память....

Мой комментарий к записи «Русский язык — мова київського княжого двору» от avsokolan в new_rabochy

Чем фантазировать почитали бы лучше покойного Зализняка (ну или послушали, его лекции есть на ютубе). В Древней Руси бытовало 3 славянских языка (по крайней мере насколько нам известно, так как от них остались письменные памятники).

Во-первых, церковнославянский это по сути древнеболгарский на который первоначально перевели христианские тексты. Вместе с христианством он пришёл на Русь в качестве языка церкви. На тот момент он был близок к древнерусскому и понятен большинству населения. Церковь продолжает пользоваться им до сей поры, а в средневековье на нём писали новые тексты. Он повлиял на литературные восточнославянские языки, слова из него воспринимаются как высокий стиль. Заимствования оттуда легко выявить по неполногласию. Например, что на древнерусском хоромы, то на церковнославянском - храм, на древнерусском волость, на церковнославянском - власть и т.д.

Второй язык собственно древнерусский от которого остался ряд литературных памятников, например "Слово о полку Игореве". На нём говорили в поднепровье и в большей части русских земель. Славянские поселенцы занесли его и на северо-восточную Русь. Он преобладал одно время и в Москве, и во Владимире.

Третий язык это новгородско-псковском диалект, который мы узнали в 20 веке из берестяных грамот. Он вообще стоит особняком и по многим показателям архаичен, так в нем нет эффекта второй и третьей палатализации, который имеется у прочих славян. Видимо новгородские словене отделились от славянского единства раньше всех прочих, причём по многим параметрам их язык тяготеет к западнославянским, а с древнерусским сблизился лишь позднее.

С присоединением Новгорода и Пскова к Москве и переселением (насильственным) новгородских аристократов, части купцов и ремесленников в московские земли этот диалект исчез, но сильно повлиял на русский язык. Так из-за вышеупомянутой палатализации в церковнославянском и древнерусском (а также наследующих ему украинском и белорусском) говорится облакъ, но "темна вода во облацѣхъ"; Богъ, но "почити въ Бозѣ"; рука, но в руце; нога, но на нозе. В русском же из-за влияния новгородско-псковского диалекта говорится облако - в облаках, бог - в боге, нога - на ноге, рука - в руке.

С образованиям ВКЛ на его землях стал преобладать напрямую наследовавший древнерусскому западнорусский язык. На нём писались литовские статуты. Уже в эпоху Речи Посполитой в официальной сфере его постепенно вытеснил польский. Тем не менее от него произошли современные белорусский и украинский. В Московском же государстве сложился собственно русский язык, на основе древнерусского, но с сильным влиянием новгородско-псковского и церковнославянского. Постепенно он эволюционировал, образовывались диалекты (северные, среднерусские, южные), в новое время сформировался литературный язык обогащённый большим количеством европейских заимствований.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Улов на Нон-фикшн

Закупился в субботу книжицами на выставке, с учётом очереди хватит чтива до июньской книжной ярмарки на Красной площади.


Во-первых, продолжаю скупать капитальный труд Майкла Манна "Источники социальной власти", который и в оригинале был в 4 томах, а у нас некоторые тома разбили на части, так что я было запутался сколько всего книг получилось. На этот раз прикупил самый первый том (в магазинах они появлялись почему-то начиная с последнего), по отзывам знакомого наиболее интересный.
_______________
Collapse )

Мои пять главных книг

Раз уж пошла мода указывать пять "главных" книг, то и я, как работник книжной индустрии, в стороне остаться не могу. Мои главные книги, правда, все научного или научно-популярного жанра.

1. "Почему Россия не Америка" (А.П. Паршев)
2. "Эпоха роста" (О.В. Григорьев)
3. "Периферийная империя" (Б.Ю. Кагарлицкий)
4. "Миросистемный анализ: Введение" (И. Валлерстайн)
5. "От фермы к фабрике. Новая интерпретация советской промышленной революции" (Р. Аллен)

Перечитывая "Воображаемые сообщества"

Прикупил на позапрошлой неделе на книжной ярмарке ряд книг в том числе и знаменитые "Воображаемые сообщества" Бенедикта Андерсона. Несколько лет назад читал её в электронном виде, но впечатление было не то, видимо потому что в принципе не люблю читать с экрана компьютера. В бумаге совсем другое дело, поэтому перечитываю с куда большим удовольствием.

Некоторые левые, необоснованно делая упор на слове "воображаемые", пытаются доказать, что нации де нечто искусственное и наносное, не то что класс, который якобы "объективен". Между тем воображаемое не значит не существующее, это значит что оно существует в первую очередь в сознании тех кто себя к нему причисляет и на этом основании вполне реально.

Кстати класс в этом смысле не более объективен чем нация, класс "в себе" не осознающий себя и никак не проявляющий, ровно то же что и какая нибудь языковая или религиозная общность на основе которой может появится, а может и не появится нация. Класс "для себя" суть такое же сконструированное воображаемое сообщество, что и нация осознавшая себя таковой. Более того национальное самосознание, как показывает практика, даже более устойчиво и воспроизводится нежели классовое.

Напоследок приведу особо понравившуюся цитату из книги:

В эпоху, когда прогрессивные интеллектуалы-космополиты (не в Европе ли особенно?) привыкли настаивать, что национализм — чуть ли не патология, что он коренится в страхе перед Другим и в ненависти к нему, что он сродни расизму, полезно напомнить себе о том, что нации внушают любовь, причем нередко до основания пропитанную духом самопожертвования. Культурные продукты национализма — поэзия, художественная проза, музыка, пластические искусства — предельно ясно изображают эту любовь в тысячах всевозможных форм и стилей. С другой стороны, насколько редко на самом деле встречаются аналогичные националистические продукты, выражающие страх и ненависть! <...>
Collapse )