Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Мой комментарий к записи «Сталинская экономическая модель в интерпретации Александра Галушки (о…

Поскольку сам Глазьев всё более уныл и маразматичен (чего стоит одна поддержка новой хронологии), за популяризацию его идей под соусом сталинизма взялись новые их адепты в лице Александра Галушки. Рассказывая про чудеса планирования они поют старую песню о главном — напечатаем денег, построим заводы и заживём. Разумеется такие как Галушка не скажут про неизбежную инфляционную волну, которая сожжёт сбережения населения; про неизбежные последствия такой политики для курса рубля и доступности валюты, про расстройство финансовой системы и внешнеторговых операций, про то кто купит продукцию построенных заводов. Предлагается затянуть всем пояса ради процветания аффилированных с бюрократией капиталистов у которых не хватает толку успешно развивать свои предприятия без даровых денег от государства и дешёвых рабочих рук.

Левым давно пора понять, что если они считают идеалом равенство, то никакие сталинские модели не подойдут. Сталинская модель иерархична, там социальное расслоение не хуже чем при капитализме с той разницей, что на верхних ступенях пирамиды оказываются не "презренные буржуины", а заслуженные с точки зрения бюрократии люди, то есть сами бюрократы, офицеры хранящие безопасность системы, полезные для неё квалифицированные кадры и отдельные, особо выдающие работники, чей пример должен мотивировать находящееся в низах большинство, демонстрируя что социальные лифты работают. Они действительно работают, но это нисколько не умаляет эксплуатацию и нищету основной массы населения.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Умер Григорьев

Только что узнал о смерти Олега Вадимовича Григорьева. Мы были знакомы 6 лет. Общение с этим человеком перевернуло моё мировоззрение в своё время, заставив многое переосмыслить. Он был лучшим современным российским и одним из лучших мировых экономистов. Как работник издательства я мечтал когда-нибудь издать его новые книги. Хотел ещё многому у него научиться. Да видно не судьба. Надеюсь его интеллектуальное наследие не пропадёт. Вечная память....

Алексей Миллер. Империя и национализм

Алексея Ильича Миллера всегда интересно послушать, хотя ситуацию в Российской империи начала 20 века он явно рассматривает слишком оптимистично. РИ была разумеется одной из крупнейших экономик мира, имела быстро растущую промышленность, медленно, но всё же модернизирующееся сельское хозяйство, большой демографический потенциал, развивающуюся науку и образование. Однако это была всё ещё очень бедная страна с ВВП на душу на уровне тогдашней Мексики, с неграмотностью 2/3 населения. Я бы сравнил её с современной Индией (в макроэкономическом смысле). Да, она в тройке крупнейших экономик (по ППС), быстро растёт, осваивает передовые технологии от It и производства медикаментов, до ядерного оружия и баллистических ракет, но всё таки по прежнему бедна. Мне представляется более обоснованной точка зрения Роберта Аллена, который полагает, что у Российской Империи были перспективы стать среднеразвитой страной, но выйти в развитые шансов не было, по крайней мере если говорить о всей империи (отдельные её регионы возможно поднялись бы до первого мира, например столицы).

Улов на Нон-фикшн

Закупился в субботу книжицами на выставке, с учётом очереди хватит чтива до июньской книжной ярмарки на Красной площади.


Во-первых, продолжаю скупать капитальный труд Майкла Манна "Источники социальной власти", который и в оригинале был в 4 томах, а у нас некоторые тома разбили на части, так что я было запутался сколько всего книг получилось. На этот раз прикупил самый первый том (в магазинах они появлялись почему-то начиная с последнего), по отзывам знакомого наиболее интересный.
_______________
Collapse )

О "недолгом" государстве Путина

Недавно все кому не лень обсуждали известную статью о "долгом государстве Путина", пропаганда мне не интересна, потому статью я не читал но осуждаю удовлетворившись пересказом. Вообще забавно всё это, готов поспорить что когда ВВП так или иначе уйдёт от власти (может быть прямо в мир иной с него станется) его же бывшее окружение довольно скоро начнёт валить на него вину за все проблемы: за экономическую стагнацию, за социальную деградацию, за дипломатическую изоляцию, в общем мы ещё услышим "оказался наш отец не отцом, а сукою".

Немного порассуждаю насколько "долгим" может оказаться его государство. Некоторые оппозиционеры при малейшем поводе начинают вопить о скором коллапсе, неизбежном крахе, системном кризисе, ой ли. Ребята, этот режим уже доказал, что одними экономическими проблемами его не свалить, он пережил уже минимум два острых экономических потрясения перекантовавшись благодаря накопленными в лучший период резервам. Сия стратегия была признана годной и теперь власти снова усиленно воссоздают истончившуюся "подушку безопасности", повышая налоги, сокращая социальные расходы, складывая в кубышку привалившие нефтяные доходы. И надо признать такой подход работает, но с издержками - деньги изымаются из экономики, а рисковать вкладывая значимые средства в развитие вообще не предполагается. Зато в случае нового кризиса хватит средств залить его деньгами и "стабильность" худо-бедно сохранят. Нет сомнений что ВВП будет придерживаться такого курса до конца, он слишком стар чтобы разучить новые фокусы.

Я и сам когда-то ожидал, что истощение ресурсов может раскачать режим и вызвать раскол в элитах, но ошибся в оценках. Вернее сказать раскол таки случился, что явно продемонстрировали коррупционные скандалы и громкие аресты последних лет, но очевидно недостаточно глубокий. Наши элиты стали активнее бороться друг с другом и жёстче вышибать проигравших, но бросить вызов первому лицу не решился никто. Очевидно они вполне осознают что он "замковый камень" режима и если его вынуть посыплется всё. Посему перемен в нашей политической жизни надобно ждать только в связи с уходом первого лица. Когда и как это может случиться можно порассуждать.

Не сомневаюсь что ВВП благополучно досидит до конца срока в 2024 году, однако авторитет его к тому времени изрядно обветшает. Уже и либеральные экономисты признают, что ужесточающаяся монетарная политика ФРС и таможенные войны спровоцируют новую волну финансового кризиса в США, это может спровоцировать обострение давно ожидаемого кризиса в Китае, а как следствие цены на энергоресурсы вновь просядут и под ударом окажется уже РФ. Тут то и пригодятся накопленные резервы, встряску мы переживём, хотя уровень жизни продолжит медленно снижаться, а вялый рост вновь сменится не быстрым спадом. Потом США запустят очередное количественное смягчение и мировой экономике, а со временем и нам, полегчает.

Почему я уверен что власть ВВП не подорвёт ни это, ни продолжающиеся антисоциальные реформы? Да потому что у Путина есть один талант - он умеет удерживать власть. Он не может похвастаться успехами в экономике (когда они были причина была во внешних факторах, а не в нём), его внешняя политика привела к изоляции и не решила ни одной значимой проблемы, но одно он уяснил - чтобы сохранить власть нужно держать элиты под контролем и он это умеет, надо признать.

В 2024 совершат ещё одну рокировочку, с перемещение ВВП на пост премьера, а президентом станет некий преемник, возможно снова Медведев, в конце концов он продемонстрировал лояльность и накопил кое-какой опыт. А дальше дела пойдут интереснее. Во-первых, наверняка будут и другие претенденты на преемничество и вполне вероятно они не захотят смириться с неудачей начав создавать некий политический капитал. Во-вторых, тот кого изберут преемником будет заинтересован в серьёзном обновлении элит. "Поднятые" в своё время Путиным элитарии никогда не будут верны его преемнику в той же степени, потому что он для них не авторитет, а более удачливый соперник. Потому насущной необходимостью станет смена окружения и выдвижение людей всем обязанных новому лидеру. Вот тут появится почва для конфликта между занимающим президентский пост преемником и ещё не ушедшим окончательно на покой ВВП. В-третьих, антисоциальные реформы, многолетняя экономическая стагнация, всё более бессмысленные внешнеполитические авантюры и просто усталость от бессменного автократа окончательно подорвут путинский авторитет. Не стоит забывать что в 2025 большую часть трудоспособного населения будут составлять люди рождённые после 1980 года, то есть не травмированные в такой степени 90-ми и более открытые к переменам. А уж молодёжь от 15 до 25, которая ничего кроме ВВП в жизни не видела, от него будет просто тошнить. В-четвёртых, начнётся развал устоявшейся партийной системы в связи со смертью или уходом на покой древних лидеров из 90-х вроде Жириновского и Зюганова. Они уже сейчас выглядят какими-то мастодонтами, только комическими, людям лишь непонятно как они до сей поры не вымерли, а через шесть лет (на девятом десятке) они неизбежно уйдут. Их сгнившие партии впадут в кризис и скорее всего исчезнут с политической арены разваленные внутренней борьбой. Политическое поле очистится и появится возможность для появления новых лиц.

Полагаю думские выборы 2026 года станут началом новой политики. Наши элиты будут вынуждены против своей воли конфликтовать за верховную власть, просто потому что ВВП не ровен час помре (ему ведь будет на минуточку 74), а им чтобы сохранить позиции понадобятся места в выборных органах, откуда если что просто так не выгонишь. Причём идти от опротивевшей всем ЕР будет не слишком удобно, потому скорее всего пойдут от новых партий, пытающихся поделить освобождающееся по причине краха прежней партийной системы политическое поле. Очень может быть, что попытки в очередной раз "насчитать" едру конституционное большинство обернётся протестами в стиле 2011 года только решительней и солидарней, поскольку в отличии от 2011 на горизонте не будет раздражающих лиц либералов из 90-х (физически вымрут в силу возраста), а у участников не будет надежд на мягкую эволюцию режима. Протесты спровоцируют решительные разборки в элите и очень может быть по их итогам с Олимпа наконец вышибут ВВП. С этого и начнётся переформатирование элит. Весьма вероятно что дело дойдёт до досрочных выборов и даже чего-то вроде революции, но полагаю "бархатной". Вопреки страхам алармистов в России нет потенциала для распада. Доля молодёжи в населении низка, значительную её часть составляют рафинированные студенты. В целом большая часть населения относительно спокойные горожане. В провинции всё ещё тише чем в столицах. Доля национальных меньшинств в населении не так велика и значительная часть из них русифицирована. Самые беспокойные (кавказцы) критически зависимы от дотаций из центра и не заинтересованы в сепаратизме. В этом плане у нас ситуация даже лучше чем была на Украине, где было три большие, почти равные по численности группы населения - западные украинцы, восточные украинцы и русские. Население РФ относительно однороднее.

Что будет дальше зависит от того кто придёт к власти по итогам распада прежнего режима. Единственное что полагаю неизбежно это некоторое полевение, вопрос только в том будет это лево-либеральный или лево-консервативный поворот.

Олег Григорьев: «Задача властей – дотерпеть, пока на Западе случится кризис»

«В 2019 ГОДУ НАПРЯЖЕННОСТЬ БУДЕТ НАРАСТАТЬ»
Олег Вадимович, подведем итоги. Были ли для вас неожиданности в 2018 году или все прошло без сюрпризов?

— Мне уже несколько лет неинтересно следить за текущей экономикой, поскольку ничего неожиданного не происходит. 2018 год не был исключением. Существуют экономика и политика. Политика всегда преподносит сюрпризы, но я не занимаюсь ее предсказанием, это внешний фактор. Так, например, из-за политики на протяжении полугода был более высокий уровень цен на нефть, чем должен был быть. Но и тут понятная причина: Дональд Трамп объявил санкции Ирану, рынок взбодрился, а сейчас опять сваливается туда, где и должен быть. Да, рубль более слабый, потому что началась санкционная атака. Нам же каждый месяц грозят новыми санкциями, а люди на валютном рынке все время дергаются, паникуют.

В конце концов США преодолели на время последствия «великой рецессии», демонстрируют большой рост. Поэтому сразу заработал обычный механизм цикла: быстрый рост, ФРС начинает повышать ставку, начинают падать развивающиеся страны одна за другой.

А 2019 год каким будет?

— Уже интереснее. Я уже сказал, что начался новый цикл, разгон кредитования. Но при этом растут ставки, значит, растет напряженность в финансовом секторе. Фондовый рынок Штатов по итогам года минусовый. Все ждали, что он будет расти, даже Трамп хвастался, как при его президентстве хорош фондовый рынок. А он возьми да свались.

Почему, какой фактор сказался?

— Растущие ставки. Ставки растут в том числе по государственным облигациям, трежерис. Более того, долгое время доходность по трежерис была небольшая — 1,5 процента, даже до 1,2 процента доходила. А дивидендная доходность акций была где-то в районе 3 процентов, чуть меньше. Поэтому было понятно, куда лучше вкладывать — в акции. Сейчас ставка по трежерис около 3 процентов, а была и существенно выше. По трежерис вложения считаются безрисковыми, а доходность такая же, как у акций, которые более рискованные. У акций есть дополнительный бонус — рост курса. Но, как только курс перестает расти, облигации становятся предпочтительнее. Фондовый рынок начинает падать. Есть еще один момент — инверсированная кривая доходностей, когда доходность краткосрочных двухлетних бумаг приближается и становится выше, чем долгосрочных. Сейчас этого пока нет, кривая плоская: двухлетние бумаги дают примерно такую же доходность, как пятилетние, хотя в отдельные моменты и больше. Обычно считается, что это предвестник рецессии в экономике. Когда происходит переворачивание кривой доходности, обычно в течение года происходит рецессия. Сейчас мы видим, что фондовый рынок уже застопорился, кривая практически плоская. Но все ждут 2020 год.

Почему не 2019-й?

— Кривая пока почти плоская, но еще инверсия не произошла. На рынке облигаций особенно сейчас видно, как меняется доходность: колебания стали большими и частыми. Тенденция сложится к началу или середине 2019 года, оттуда отсчитывайте еще примерно год, значит, будет уже 2020-й. Поэтому 2019 год — это подготовка к очередному кризису. Хотя он может и в 2019-м разразиться, тут уж надо всем быть бдительными. В последние недели уходящего года все чаще стали говорить именно о 2019-м как годе очередной рецессии в американской экономике.

Речь идет о мировом кризисе?

— Если Штаты чихают, то у всего остального мира инсульт. В 2019 году напряженность будет только нарастать, а при этом еще и политики вмешиваются. Я в свое время был поражен, когда президент Штатов нападает на председателя ФРС, в грубой форме дает указания и грозит увольнением. Никогда такого не было в США, а сейчас уже привычно.

Неосторожные заявления политиков только ускорят наступление кризиса?

— Да. Еще два месяца назад все понимали, что делает ФРС, почему они это делают и что будут делать в следующем году. Кому-то это нравилось или нет, но все знали об этом. У нас говорят, что Эльвира Набиуллина — худший враг России, вот и Трамп в США говорит, что Джером Пауэлл — враг США, никто другой столько урона стране не приносит. В обоих случаях полный бред. У нас хоть президент такого не говорит, и на том спасибо.

Иногда лучше молчать, а не говорить.

— Да. Сейчас все рассуждают, что будет делать федрезерв в таких условиях. Понятно, что они независимы, что президент не может так просто снять председателя ФРС. Но такое давление впервые, никто не понимает, как в ФРС будут реагировать. Тот же Пауэлл будет думать: «Хорошо, я отсижу свой срок, я еще не старый человек. Закончится мой срок — и куда я пойду?» Тем более он не может как Бернанке или Йеллен в университет пойти, он чиновник. Он думает: «Трамп меня не переназначит. И кому я буду нужен?» Все уже начинают принимать во внимание такие вещи, но понятно, что это уже не экономика. Что в голове у Пауэлла, тоже никто не знает. Неопределенность растет, а на фоне дефицита ликвидности и до паники недалеко.

«Есть вещи, которые на сегодня выглядят хуже, чем перед прошлым кризисом. Очень тяжелая ситуация в развивающихся странах, уровень задолженности у них намного выше, чем был в 2008 году»


«КРИЗИСА НЕ ИЗБЕЖАТЬ, ЕГО МОЖНО ОТОДВИНУТЬ»
Collapse )

Светлое будущее

Немного приличной экономической аналитики от Александра Виноградова

Там всё будет бесплатно, там всё будет в кайф
Там, наверное, вообще не надо будет умирать

– Егор Летов – Всё идёт по плану



Истекшая неделя была первой, когда я в своём стандартном инфопотоке не увидел патриотической печали относительно состава нового правительства. Свыклись, вероятно – и с Дмитрием Медведевым во главе, и с Виталием Мутко на строительстве, и с Дмитрием Патрушевым на сельском хозяйстве (не путать с его отцом Николаем Патрушевым – он, как и ранее, остался секретарем Совета Безопасности). Это можно понять – жить как-то надо дальше, оставив в прошлом многочисленные объяснения произошедшего, от "это правительство будет более управляемым" и до "оно временное и это ненадолго", равно как и заметную уже апологию уже проявляющегося российского неофеодализма. В общем, пыль осела, "кончилась масленица, начался великий пост". И раз уж так – то вполне можно и поговорить о перспективах на ближайшую шестилетку.

Вообще говоря, на этом моменте следовало бы остановиться, подумать и подвести итоги предыдущей шестилетки – но этого в прессе было очень немного. Обуславливается это, по моему мнению, с тем, что предыдущая шестилетка была неразрывно связана с майскими указами и можно, конечно же, щеголять вполне верными сентенциями вида "указы выполнены на 90%", но этого, к сожалению, маловато. Дело здесь в том, что указы эти трансформировались в 218 конкретных поручений правительству, и многие из них являют собой задачи вида "провести мероприятие", "подготовить план" и тому подобных. Очевидно, это-то как раз сделать несложно, а процент выполнения – растёт. Но, например, нет 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест – в реальности оно колеблется на уровне 16-18 млн., при этом максимум – 18,28 млн. – был достигнут в 2014 году, хотя, конечно же, эти 25 млн. должны быть созданы к 2020 году, т.е. время ещё есть. Рост реальных зарплат в 2018 году к 2011 году должен был составить 40-50% – в реальности он всего лишь 9,2% по итогам 2017 года. Далее, затребованный в указах объём инвестиций на уровне 27% от ВВП никак не хочет отходить от уровня в 20-21%. Доля высокотехнологичной продукции в ВВП на уровне 25,6% в 2018 году также крайне сомнительна, поскольку он еле-еле поднялся с 19,7% в 2011 году до 22,1% в 2017 году. Смежный этому показатель, хоть и не включенный в указы – доля инновационной продукции – наоборот, снизился, а в ряде ключевых отраслей – от машиностроения до химии и металлургии – рухнул до минимума за 12 лет, и в целом по уровню инноваций российская промышленность занимает предпоследнее место в Европе, обойдя лишь Румынию. В общем, картинка по ключевым фактическим (а не бумажным!) показателям получается весьма неприглядная, и заострять на ней внимание, насколько можно понять, никому особо не хочется. Ну да, не осилили, с кем не бывает, зато новые планы вон какие замечательные, не правда ли?

Они, конечно же, впечатляют безмерно. Тут тебе и рост подушевого ВВП в полтора раза, и повышение продолжительности жизни, и снижение вдвое уровня бедности, и разнообразное доступное жильё, и рост производительности труда не менее чем на 5% в год, и даже десятикратное увеличение грузооборота Севморпути. Совокупно это около 150 целей и задач разной степени сложности и величины (шесть лет назад их было примерно 190) – иначе говоря, базовая почва для очередной версии майских указов задана вполне солидная. Возникает, однако, закономерный вопрос – а насколько это вообще соответствует реальности?

Здесь я должен ещё раз указать на особенности существующей в РФ экономической модели. Ничего особо хитрого и загадочного здесь нет, это классическая монокультурно-рентная модель взаимодействия локальной экономики с развитым миром. На этом входящем денежном потоке посредством рыночных (частный спрос со стороны бенефициаров) и нерыночных (фискально-бюджетных) механизмов образовался, вырос и окреп локальный неторгуемый сектор экономики, т.е. всё это, что нельзя импортировать, от строительства до услуг парикмахеров, также поднялись производства, ориентированные на внутренний рынок сбыта.

Формирование этой системы происходило в нулевые годы и сопровождалось соответствующей политикой ЦБ – т.н. валютным регулированием (currency board), суть которой сводится к поддержанию достаточно жесткого соотношения количества локальных денег в стране и золотовалютных резервов. Данный вид политики свойственен развивающимся странам, особенно тем, кто пытается восстановить свою экономику после тех или иных экспериментов. Это является её основным плюсом – такого рода привязка позволяет стабилизировать денежную систему страны, в случае предыдущей катастрофы снизить очень высокую инфляцию, вновь запустить производственные цепочки и экономические процессы в целом. Минусом является её рискованность: при повышении денежного притока в страну начинается заметный экономический рост, начинается фактическое импортозамещение (рост доходов населения делает выгодным инвестиции в производство ранее импортированных товаров). Также происходит формирование и расширение того самого неторгуемого сектора, но, в негативе, этот рост сопровождается серьезной инфляцией (на уровне порядка 10%, что, конечно же, вполне терпимо – но оказывает явное отрицательное влияние на производственные цепочки, создавая угрозы бизнесу, особенно низкомаржинальному) и вполне вероятным образованием пузырей (систем с положительной обратной связью) на разных рынках, обычно на фондовом и строительном. Это, опять же, терпимо – хуже оказывается то, что при сокращении, в силу тех или иных причин, этого входящего потока начинается резкое схлопывание экономики. Пузыри сдуваются, активы дешевеют, их владельцы разоряются, а инвестиции, сделанные из расчёта дальнейшего роста – не окупаются.

Ровно это мы и наблюдали в период 2002-2007 годов. Приток денег, инфляция, пузыри, рост экономики, пополнение государственных резервов (как же без этого) – и общее ощущение, что жизнь налаживается, и что так будет продолжаться и впредь. Сказка закончилась с падением цен на нефть в 2008 году – достаточно сказать, что государство потратило около $200 млрд. на поддержку отечественной экономики. С другой стороны, за период 2009-2014 годов ЦБ осуществил переход к новой форме денежно-кредитной политики, инфляционному таргетированию, разорвав эту жесткую связку между локальными и внешними деньгами. В итоге цель по инфляции была достигнута вполне успешно (не будем сейчас касаться вопроса инфляции для бедных, роста государственных тарифов и так далее), она стала почти незаметной, выросла роль валютного курса как демпфера – но иным эффектом стало то, что экономика страны перестала быстро отзываться что на рост входящего денежного потока (т.е. рост цен на нефть), что на его сокращение.

Помнится, лет так 7-8 назад перед какими-то выборами "Единая Россия" вышла на них с лозунгом "Цель – стабильность, принцип – ответственность". Не скажу ничего про вторую часть, но первая была реализована вполне чётко. Стабильность эта, впрочем, не то чтобы сильно надежная (об этом чуть ниже), но факт остаётся фактом. Означает это, среди прочего, и то, что даже позитивные внешние условия (та же цена на нефть сейчас достаточно высока) не превращаются в рост экономики, как это было 12 лет назад. Они превращаются в усиленный отток капитала: $19,8 млрд. в 2016 году, $31 млрд. в 2017 году и уже $21 млрд. за первые 4 месяца этого года. Экономике с этого, в общем-то, ни жарко ни холодно.

Читать далее

РАССЕЛЕНИЕ КАК ИНСТРУМЕНТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

Текст выступления О. Григорьева на семинаре по расселению и пространственному развитию в Союзе Архитекторов России, март 2017 г.

О.В. Григорьев: Я очень рад всех приветствовать. Тема моя касается взглядов экономиста на проблемы расселения. Почему экономистов эта проблема интересует? Вообще говоря, для профессионального экономиста это не вопрос. Потому что проблема расселения – однаиз первых проблем, которой занялась экономическая наука. Попробую вам это доказать, сделав экскурс в историю. Считается, что основоположником современной экономической науки является Адам Смит. По этому поводу ведутся споры. Например, наш историк экономической мысли А. Аникин в своей книге «Юность науки» начинает не с Адама Смита, а с Бернарда де Мандевиля, который в 1714 году написал так называемую «Басню о пчелах», в предисловии к которой впервые рассматривал вопросы расселения. Я сейчас расскажу, о чем там шла речь. О чем басня о пчелах? Там есть две мысли, которые вполне традиционны для экономической науки как таковой. В принципе формулировка одна: частные пороки и общественное благо. Под частными пороками понимаются как пороки людей, и вот эту линию можем хорошо увидеть у Адама Смита, который говорит, что не доброжелательству булочника мы обязаны тем, что можем покупать у него хлеб, а его эгоизму. И вторая мысль, которая там была, она заключалась в том, что вообще говоря экономическое развитие и экономический рост всегда сопровождается частными отступлениями, частными общественными пороками, на которые многие обращают свое внимание, не видя всей картины. Этой мысли посвящено у него рассуждение о грязи в Лондоне. Он говорит, многие жалуются,что Лондон грязный город, но вы посмотрите: с одной стороны, он грязный не потому что жители нечистоплотны, а город грязен потому что он создает богатство. Он является источником богатства для всей Англии, он является центром разделения труда Великобритании, он является крупнейшим торговым центром, куда ежедневно привозятся и увозятся тысячи тонн грузов, в том числе которые необходимы функционирования самого Лондона. И дальше у него есть очень важное замечание для всех дискуссий, которые касаются расселения.

Есть два подхода к проблеме расселения: один подход – пасторальный. Конечно, очень хорошо гулять не по грязному Лондону, а по сельской местности, на чистом воздухе, имея перед глазами прекрасные пейзажи. Это совершенно естественно и нормально. Но так рассуждают многие люди, которые не готовы уступить ни капельку богатства, которые им приносит грязный Лондон. Пасторальный подход всегда находит поддержку людей, потому что на вопрос «хотите ли вы быть богатым и здоровым?» все ответят «да». Но так не получается. Всегда надо чем-то поступиться. Если мы хотим богатства, мы должны смириться с грязью в Лондоне. Просто понимать, что все взаимосвязано. Повторяю, с этого начинается экономическая наука. Тот же Адам Смит много ссылается на Мандевиля. Карл Маркс, который не очень любил Смита, тем не менее отголоски «Басни о пчелах» у него есть.

Сама экономическая наука начинается с проблемы расселения, с анализа ее, с выработки критериев. Это история, это противостояние двух моделей расселения идет по жизни, с тех пор триста лет они существуют.
Collapse )